Эпоха, обращения к свету

Вот уже несколько месяцев я тружусь над новым романом, главные действующие лица которого — алжирцы, работающие во Франции. Я хочу показать их взаимоотношения с французскими трудящимися.

Еще ранее я задумал провести день 27 сентября в местечке Нантер, имеющем большое значение для моей работы. Там находится «бидонвилль», где алжирские трудящиеся живут со своими семьями. Я решил не отказываться от своего намерения и побыть там несколько часов, так как это не такой уж плохой наблюдательный пункт для Дня мира.

В этом жалком местечке много улиц с весенними названиями. Главная из них именуется улицей Полевых маргариток. Ни один, даже самый обездоленный, французский рабочий, если не считать некоторых батраков, не живет в таких нечеловеческих условиях. Люди здесь ютятся в бараках из полупрогнивших досок и просмоленной бумаги, с листами толя на шатких стенах. Никаких санитарных удобств, на каждом шагу лужи и кучи мусора. Вонь летом, страшный холод зимой и ко всему — безработица.

Все это в двух шагах от Парижа.

Характерно, что живущие здесь мужчины и жбнщины не сломлены горем. Они сохраняют свой, алжирский, образ жизни. Бледно-розовый и нежно-го-лубой цвет женских платьев, арабские песни радиостанций Среднего Востока, звуки которых доносятся из широко раскрытых дверей, запах мятного чая — все это как бы подчеркивает, что здесь, на чужбине, в нищете, алжирцы не потеряли чувства национальной гордости. Сама нищета звучит здесь как вызов. Эти люди знают теперь себе цену и смотрят на это временное, а теперь, можно сказать, совсем недолговечное засилье иностранного и расового гнета уже с презрением, а не со страхом. Глаза этих людей — одни из самых светлых зеркал современного мира.

Здесь, «на дне» страны-угнетательницы, которая является моей страной, еще отчетливее осознаешь все то великое, новое и чистое, что свершается ныне в мире.

Для всякого, кто знаком не только с жутью «бидонвиллей», но и вообще с участью трудящихся в капиталистических странах, гуманизм не может быть сведен лишь к защите и спасению ценностей прошлого, пусть даже наиболее великих произведений мысли и искусства. Гуманизм — это борьба, исторический исход которой через более или менее длительный промежуток времени, по сути дела, уже не вызывает ни у кого сомнений. И люди, которые здесь и в других местах еще влачат цепи рабства и нищеты, совершенно естественно готовы на самые большие жертвы во имя победы в этой борьбе.

Но вот забрезжил новый свет, встал новый великий и волнующий вопрос: быть может, благодаря уже достигнутым успехам к этой победе можно прийти мирным путем, без кровопролития, без потери человеческих жизней, без гибели материальных и культурных ценностей? Как это было бы важно для всего мира!

Мир без колоний? В любом случае через десять, через двадцать лет так и будет. Это не утопия. И именно в этом мудрость предложения, обращенного к международной ассамблее и к народам, об урегулировании этого вопроса уже сейчас, чтобы, не дожидаясь, когда столкнутся противостоящие силы, избавить мир от множества конго и алжиров.

Мир без оружия? Перестройка Организации Объединенных Наций с тем, чтобы она отражала мировую действительность, иными словами, тот неудержимый и необратимый прогресс социалистического лагеря и третьих стран, который произошел только за последнее десятилетие. Силы прошлого могут говорить: «несерьезно, пропаганда, демагогия». Однако миллионы живых людей, таких, как те, которые ютятся в этих бараках и в соседних домах с так называемой «умеренной квартирной платой» или же работающие рядом на строительстве, верят и будут верить в это не как в убаюкивающую иллюзию, а как в цели, достойные борьбы.

Что же противопоставляет этому другая сторона? Чем может она завоевать любовь этих людей? Своей политикой? Хороша же она, эта политика, политика «пирса № 73», ставшая символом недостойного приема, оказанного представителю великой державы, противостоящей США в современном мире, политика, вынуждающая делегатов Кубы заявить о том, что, поскольку американское правительство выжило их из гостиницы, им придется устраиваться на ночь в спальных мешках в парке ООН. Политика «это… как его» — выражение, обозначающее самые незначительные вещи, не заслуживающие называться своим именем, и тем не менее употребленное в адрес Организации.


Leave a Reply

Опрос

Сколько Вам лет?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Счетчик

Яндекс.Метрика

Азартные развлечения на online-vulcancasino.com в бесплатном режиме