Страна под зеленым сукном

Ги де Мопассан еще в 1887 году писал об этом «удивительном государстве, величиной меньше французского села, но где имеются самодержавный государь, епископы, целая армия иезуитов и семинаристов, превышающая численностью войско князя, артиллерия, в которой пушки чуть ли не нарезные, придворный этикет строже, чем у покойного Людовика XVI, основы управления деспотичнее, чем у Вильгельма Прусского, и наряду с этим — великолепная терпимость к человеческим порокам…»

Не многое изменилось в Монако,— читатель уже догадался, наверное, что речь идет об этом государстве,— к 27 сентября 1960 года. В этот день карликовая страна управлялась самодержавно: князь Ренье III из династии Гримальди полтора года тому назад распустил национальный совет, который осмелился потребовать для себя от его высочества хоть каких-нибудь полномочий. Впрочем, у князя существовало намерение назначить снова нечто вроде парламента. Неудобно все-таки во второй половине двадцатого века играть в абсолютного монарха. Тем более, территории-то всего сто шестьдесят гектаров, а подданных, чистокровных монегасков, не наберешь и двух тысяч.

Утром 27 сентября в соборе Монако служилась заупокойная месса. Князь Ренье с супругой пришли на траурную церемонию: скончался Шарль Беллан-до де Кастро, председатель королевского совета, почетный государственный секретарь, кавалер ордена Святого Карла. Монсиньор Жиль Барт, епископ Монакский, выступил с последним напутствием этому крупнейшему государственному деятелю местных масштабов.

Да, даже для управления такой сугубо невеликой державой надобно немало советников и консультантов. До сих пор они вербовались если не из уроженцев Монако, то по крайней мере из европейцев. В сентябре 1960 года Ренье решил покончить с этой традицией. Он пригласил на пост личного советника гражданина Соединенных Штатов мистера Мартина А. Дэйла.

В столице княжества, Монте-Карло, это сообщение никого не удивило. В Монако американские связи заметно укрепились с тех пор, как князь вступил в брак с голливудской звездой первой величины Грэйс Келли.

И сейчас еще почтовая служба Монако продает филателистическим конторам всех стран мира марки, посвященные этому бракосочетанию. Марки — крупнейшая статья экспорта княжества. Учитывая это, можно понять, почему так широко в Монако развернулась подготовка к очередной международной филателистической выставке.

Победителя выставки — почтовое ведомство, выпустившее лучшую марку,— ожидает золотая медаль с гербом княжества и монограммой Ренье III, а художника и гравера — серебряные медали.

Двадцать седьмого сентября французская газета «Фигаро» на первой странице поместила проблемную статью Жана Трарье, посвященную той отрасли «экономики», за счет которой существует суверенное государство Монако,— азартным играм.

«Рулетка,— философствует Трарье,— похожа на девицу, с которой, на первый взгляд, наверняка можно неплохо провести время. Беда в том, что эта девица склонна к измене. Она бросает вас в ту самую минуту, когда кажется, что она — ваша. Простому смертному не позволено пренебрежительно относиться к игре».

Такая философия устраивает, конечно, владетельного князя. В 1863 году Международная компания морских купаний открыла казино, и с той поры азартные игры стали источником доходов и даже больше того — самым смыслом существования независимой монакской державы.

Дворец рулетки расположен напротив княжеского дворца. Круглый год там слышны голоса крупье, радостные восклицания тех, кому повезло, и вздохи неудачников. Нефтяные короли Техаса, испанские аристократы, голландские банкиры, итальянские шансонетки вместе с авантюристами неопределенного подданства проводят дни и ночи за зеленым сукном Монте-Карло.

Двадцать седьмого сентября княжество облетела не то чтобы радостная, но все-таки весть: во всемирную столицу рулетки прибывает один из наиболее именитых завсегдатаев — сэр Уинстон Черчилль. Греческий миллиардер судовладелец Аристотель Онассис, как обычно, берет на себя хлопоты, связанные с жильем для гостя. Для Онассиса это не представляет затруднений: не считая крупнейшей гостиницы «Отель де Пари», ему принадлежат две трети всего жилого фонда Монте-Карло.

До женитьбы князь Ренье был весьма беззаботен в расходах, а хитрый грек щедро давал ему в долг… Княгиня Грэйс, как только вступила на престол, начала кампанию по замене влияния Онассиса в своих владениях американским. Заставив супруга взять личным советником юного Дэйла, бывшего вице-консула Соединенных Штатов в Ницце, Грэйс, или, как она теперь официально именуется, Грация-Патриция, забросила еще один мяч в корзину судовладельца.

Корреспондент газеты «Пари-пресс — Энтрансижан» Этьен Нюссль сообщал 27 сентября из Лондона, что английское правительство предполагает разрешить азартные игры в чопорной британской столице. В Монте-Карло хлынули владельцы лондонских увеселительных заведений. Они принялись переманивать к себе опытных крупье и вышибал.

Впрочем, дирекция монакского казино весьма хладнокровно реагировала на эти слухи. По ее мнению, репутация Монте-Карло как места, где можно быстрее всего в мире спустить состояние, как страны, обладающей уникальным кладбищем для самоубийц, столь высока, что не страшна никакая конкуренция.

Неужели же, спросит читатель, дыхание современности не коснулось княжества Монако? Как же! Во дворце князя Ренье III началась подготовка к установлению самой совершенной радарной системы, чтобы оградить покой монархической четы от случайных и нежелательных посетителей.


Leave a Reply

Опрос

Сколько Вам лет?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Счетчик

Яндекс.Метрика

Азартные развлечения на online-vulcancasino.com в бесплатном режиме