Парламент слушает, думает, сомневается

День 27 сентября начался так же, как и предыдущий. В угольных бассейнах Боринажа, Шарлеруа, Кампины горняки, как обычно, спустились в шахты глубиной в несколько сот, а то и тысячу метров. В порту Антверпена первые бригады грузчиков выгружали товары, прибывшие со всех концов мира. С рассветом заступили на смену текстильщики Гента и Вервье. И только на крупных металлургических заводах Льежа работа не прерывалась ни на минуту.

В Брюсселе день начинается рано. Едва рассеиваются сумерки, тысячи служащих заполняют центральные улицы, направляясь в свои канцелярии и бюро. Им на смену выходят домашние хозяйки, спешащие на рынок. А там, смотришь, и гуляющая публика, воспользовавшись солнечным утром (нынешнее лето в Бельгии было дождливым), растекается по бульварам, паркам и площадям.

Оживление, нисколько не зависящее от мягкой температуры, царило после полудня у входа в старинный парк, где возвышается высокое серое здание, построенное в стиле, столь любимом в XVIII веке: строгий фасад с колоннами и фронтоном, украшенным барельефами, олицетворяющими Справедливость, Постоянство и Религию. Воздвигнутое еще в то время, когда «Бельгийские провинции» составляли часть Австрийской империи, это здание стало Дворцом нации после провозглашения независимости страны в 1830 году. С тех пор здесь заседает парламент. Во внутренний двор дворца непрерывным потоком вливаются автомобили: сегодня палата представителей созвана на чрезвычайную сессию. Обычно бельгийский парламент начинает свою работу в начале ноября. Но события в Конго вынудили его собраться значительно раньше. Подвергшееся суровой критике правительство Эйскенса было реорганизовано. Премьер, избавившись от некоторых членов кабинета, разработал новую министерскую программу и сегодня представляет ее палате. К моменту открытия заседания все депутаты на местах; трибуны, предназначенные для гостей, для дипломатического корпуса и журналистов, переполнены. Но взгляды всех устремлены не столько на Эйскенса, сколько на рослого и плотного человека, сидящего на скамье правительства: это граф Гарольд д’Аспре-мон-Линден, новый министр по африканским делам.

Граф привлекает внимание не потому, что он восседает на этом собрании не будучи ни депутатом, ни сенатором. Его присутствие среди министров олицетворяет политику, опасность которой очевидна для всех,— политику, затрудняющую восстановление нормальных отношений между Бельгией и Конго.

Не случайно граф д’Аспремон получил прозвище «господин Катанга».
Когда бельгийские парашютисты были брошены против конголезцев, чтобы «навести порядок» в их стране, ему было поручено отправиться в Элизабетвиль и с помощью Чомбе организовать отделение Катанги от Конго.

Об этом знают все. Каждому известно также, почему именно ему было дано такое задание и кто это задание давал. Новый министр — племянник графа Гоберта д’Аспремон-Линден, который является одновременно и великим маршалом бельгийского двора, и комиссаром крупнейшего бельгийского банка — «Сосьете женераль». Эйскенс, как это тоже всем известно, вынужден был доверить портфель министра по африканским делам человеку, не являющемуся ни сенатором, ни депутатом, лишь потому, что этот человек пользуется полным доверием двух сил, обладающих в Бельгии огромным влиянием, королевского двора и высших банковских кругов.


Leave a Reply

Опрос

Сколько Вам лет?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Счетчик

Яндекс.Метрика

Азартные развлечения на online-vulcancasino.com в бесплатном режиме