Новое наступление (2)

После гибели отца оставаться в деревне было опасно, и дядя забрал Ляо Кэ в Чанша. Однажды ранним утром он разбудил мальчика и сказал:

— Пойдем, попробую устроить тебя в школу. А по дороге поговорим.
Наскоро перекусив у уличного торговца, они отправились в город. Дядя шел большими, тяжелыми шагами и рассказывал:

— Как-то в нашей провинции начался сильный голод. В фанзах крестьян завелись огромные крысы — верный признак бедствия. И вот голодные, изможденные люди пошли к дому губернатора просить о помощи. Но губернатор заявил, что ничего о голоде не слышал…

Тогда толпы возмущенных горожан окружили губернаторский дом, сорвали с него флаг и грозили учинить расправу над зажравшимся правителем. Тот бежал, но скоро в Чанша явился новый хозяин. Началась жестокая расправа над участниками восстания. Многие погибли в застенках, многих казнили, а их головы на шестах выставили вдоль улиц.

— Запомни это, Ляо Кэ, на всю жизнь запомни,— кончил рассказ дядя.
В средней школе, куда удалось устроить подростка, Ляо Кэ быстро нашел друзей. Они помогли ему понять, где друзья, а где враги. Ночи напролет читал Ляо Кэ запрещенную литературу, участвовал в антигоминдановских демонстрациях и митингах.

Близость фронта, победные сводки о наступлении армии-освободительницы окрыляли юных революционеров. И когда отряды Народной армии освободили Чанша, Ляо Кэ одним из первых подал заявление на курсы, где готовили кадры партийных работников.

— Я поступил на эти курсы,— рассказывал мне Ляо Кэ,— потому что хотел идти дорогой отца. Ведь в то время в районах к югу от Чанша еще хозяйничали гоминдановцы. Борьба продолжалась. Курсы были при армии, и мы вместе с частями ушли на фронт…

Я встретился с Ляо Кэ, худощавым молодым человеком невысокого роста, в МГУ на Ленинских горах. Когда я упомянул, что несколько лет провел в Китае корреспондентом «Комсомольской правды» и бывал в родных местах моего собеседника, Ляо Кэ оживился, стал вспоминать детские и юношеские годы.

Вместе с ним мы мысленно бродили по Чанша, городу революционной славы, до основания сожженному и разрушенному японскими захватчиками и переживающему сегодня свое второе рождение.

Снесены трущобы, улицы оделись в зелень. От вокзала до набережной реки Сянцзян протянулась широкая магистраль имени Первого мая. Вверх по течению реки вырос новый промышленный центр. А в живописном пригороде Чанша, у горы Юелу, раскинулся студенческий городок. В Хунаньском университете, педагогическом, торгово-промышленном и художественном институтах, в других учебных заведениях обучается более десяти тысяч студентов.

— Мне удалось закончить рабоче-крестьянскую школу ускоренного типа,— продолжал рассказ Ляо Кэ.— А потом мне в руки попала книга Николая Островского «Как закалялась сталь» на китайском языке. И я решил прочитать это замечательное произведение в подлиннике. Меня направили в Пекин, в институт русского языка, оттуда уж я приехал в Москву. Здесь я всех считаю своими друзьями, всех, всех…

Ляо Кэ учится на географическом факультете, заканчивает дипломную работу по картографии. Почему он избрал именно эту профессию?

— Китай — огромная страна,— говорит Ляо Кэ.— И нам необходимо иметь подробные карты районов, где сейчас ведутся гигантские работы по преобразованию природы, где строятся новые города и заводы. Мы, картографы, первые помощники геологоразведчиков. А они — передовой отряд второго, мирного наступления Китая.


Leave a Reply

Опрос

Сколько Вам лет?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Счетчик

Яндекс.Метрика

Азартные развлечения на online-vulcancasino.com в бесплатном режиме