Глядя в окно видны склоны Венского леса

Из моего окна в том сочетании цветов темно-зеленого и светло-синего, которые приближают дальние предметы и отдаляют ближние. Весной там расцветают примулы и ветреницы трилистные. Светлое голубое небо на миг прорезает серебристый самолет. Мой маленький сын бросается к окну… Его память не обременяют тяжелые воспоминания о голубом осеннем небе с серебристыми… бомбардировщиками.

— Анна,— говорю я своей маленькой дочери,— дай мне, пожалуйста, газеты! — Хорошо, что она еще не умеет читать.

Дочь сияя подходит ко мне и подает газету, как книгу сказок: «Почитай мне!» Я гляжу в ее полные ожидания глаза и приступаю к «чтению»: — Жила-была маленькая девочка, ходила она на луг гулять, цветы собирать. Однажды набрала их очень много. И вот встретилась ей божья коровка и спросила: «Здравствуй, девочка, довольна ли ты?…»

Зачем ей знать, что произошла авиационная катастрофа с человеческими жертвами, что повысились цены на молоко?.. Что какой-то мужчина поджег дом, а сам лег в горящую кровать? Не поймет она и того, что двухнедельная забастовка на Альтерлайской красильной фабрике могла бы закончиться с лучшими результатами, если бы ее поддержали профсоюзные лидеры. Поэтому рабочие добились лишь того, что мужчинам прибавят в час восемьдесят, грошей, а женщинам — семьдесят.

В газете есть заметка и о том, что Зоуцек, вдохновитель и трубадур войск СА, приговоренный к смертной казни после окончания войны, сейчас на свободе и возбудил дело против четырех газет, которые считают его закоренелым нацистом и государственным преступником.

И вот другие сообщения. Заместитель министра иностранных дел Венгерской Народной Республики сообщил австрийскому посланнику в Будапеште, что за последнее время заметно участились случаи нарушения границы со стороны Австрии… Не удался пуск американской ракеты в сторону Луны…

Картина за окном изменилась. Правда, все по-прежнему на месте — деревья, дома, вид на окраины. Но уже немного другим стал тот, кто их созерцает, потому что прочел много и грустных, и обнадеживающих новостей…

Наискось от моего дома, за церковью — гора Каленберг. У ее подножия старинные винодельческие места и среди них знаменитый, воспетый в песнях и заснятый много раз в кинофильмах Гринцинг.

В этих местах когда-то жил Бетховен. По ту сторону этой горы стоит его старый светлый, построенный в венском стиле домик с широкими воротами. Отсюда могучий, неукротимый, жаждущий свободы, с сердцем, полным любви к человеку и ненависти к тиранам, Бетховен слал миру свои творения, звавшие к братству и всепобеждающей радости.

Посреди роскошных вилл стоят старые дома виноделов. Узкая дорожка, заросшая крапивой и кустами ежевики, петляя среди строений, ведет в гору к одному из домов виноградарей. Тот, кто сегодня, 27 сентября, в полдень захочет подняться по этой дорожке наверх, найдет семью крестьянина за обеденным столом — точно так же, как сто или тысячу лет тому назад.

И сегодня, как и каждый день, строительные и дорожные рабочие на новостройке против, моего окна будут сидеть на солнце, если оно появится, и греть в котелке принесенную с собой еду. Они строят дома для богатых людей. Но многие из них не имеют собственных квартир или проживают в неуютных старых лачугах без водопровода…

— Манная каша еще не готова? — спрашивает сын, глядя на меня.

Сегодня вечером он первый раз в жизни будет чистить зубы… И то, что мы — обыкновенные люди, со всеми своими заботами, мечтами и суетой, роднит нас с миллионами таких же людей, оберегающих мирный домашний очаг. ВЕНА, 27 сентября.
глядя в окно…


Leave a Reply

Опрос

Сколько Вам лет?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Счетчик

Яндекс.Метрика

Азартные развлечения на online-vulcancasino.com в бесплатном режиме